Философия дискомфорта

Философия дискомфорта

Тигран Аветисян – один из самых ярких представителей современной русской моды, выпускник Central Saint Martins и основатель собственного бренда с клиентами по всему миру. Корреспондент Fashion Collection Ксения Романова поговорила с дизайнером о процессе создания коллекций, влиянии среды и ограничений на творчество и переезде в Италию


 

Fashion Collection: Каким было ваше детство?

Tигран Aветисян: Я ходил в обычную школу, с малых лет интересовался творчеством и любил рисовать. У меня много братьев и сестер: нас пятеро в семье. Не все они до сих пор знают, чем хотят заниматься. Я же, сколько себя помню, чувствовал, что быть мне в искусстве, а вот пожарным или милиционером не быть.

F.C.: Изначально вы поступали на промышленного дизайнера. Почему выбор пал на Central Saint Martins? Для промышленного дизайна это, наверное, не самый очевидный выбор университета.

T.A.: Да, я начал обучение на промышленном отделении в CSM, но разочаровался в их подходе. Мне всегда нравилось что-то на стыке искусства и функциональной составляющей. Если говорить о промышленном дизайне, то в CSM как раз очень прагматичный подход. Мода, наоборот, максимально творческая и концептуальная. Наверное, поэтому я перевелся. Когда решаешь бытовые проблемы, места для самовыражения остается не так много.

F.C.: Насколько сильно на вас повлияла среда и CSM?

T.A.: CSM хорош тем, что находится в Лондоне. Это атмосфера постоянного движения, динамики. Микс разных культур, интересные люди, выставки, вечеринки. Хотя на вечеринки я не ходил, Лондон все равно очень драйвовый город, и CSM располагается в самом его эпицентре. Если бы он находился в другом месте, в Бельгии, например, у них был бы совершенно иной подход. На меня же повлияла именно эта среда.


 
F.C.: Важно ли сегодня дизайнеру иметь высшее образование?

T.A.: Я не думаю, что образование играет роль. Доступ к любой информации сейчас есть благодаря интернету и социальным сетям. В последнее время появляется много дизайнеров, которые не имеют бэкграунда в моде, при этом они очень популярны и известны. Поэтому не уверен, что образование первостепенно, однако крайне важно иметь цель, быть мотивированным, вдохновляться и вдохновлять.

F.C.: За кем вы следите из дизайнеров и чей подход вам близок?

T.A.: Наверное, не самый оригинальный ответ, но мне очень нравятся Prada и Raf Simons. Из самых последних Graig Green: считаю его очень талантливым. Я много за кем слежу и в то же время стараюсь не подсматривать, потому что лучше, наверное, сконцентрироваться на своей работе и делать то, что нравится.

F.C.: Ваша студия до сих пор базируется на Электрозаводе в Москве?

T.A.: Не так давно я переехал в Италию. В Москве последние месяцы, все потихоньку перевозится на новое место

F.C.: Почему именно Италия?

T.A.: Все очень просто. Италия – столица производства одежды. Лучше и качественнее, чем в Италии, наверное, коллекцию нигде не отшить. Это первый аспект, а второй – мне интересны страна, культура, менталитет. После Англии я уже семь лет прожил в России и сейчас чувствую, что пришло время сменить обстановку – для творческих людей это очень важно. Это новый челлендж – почувствовать себя некомфортно. С одной стороны, в Италии много солнца, и городок, в котором мы будем обитать, расположен около моря, что, конечно, комфортно для жизни, но, с другой стороны, это иные люди, культура, язык.

F.C.: Расскажите про свою команду.

T.A.: Когда работал из Москвы, у меня была команда из семи человек. Сейчас со мной лучший друг и по совместительству ассистент Павел. Мы вместе учились, а с недавних пор он запустил свою марку. Также с нами моя девушка, она стилист. У меня очень универсальные друзья. Они и друзья, и сотрудники одновременно. (Смеется.)


 
F.C.: Это круто! Вам удалось создать успешный бренд с длинным списком магазинов по всему миру, при этом сохранить камерность: у вас небольшая студия, маленькая команда.

T.A.: Не сказал бы, что у меня все получается. Есть моменты, над которыми нужно работать, все равно все упирается в деньги. Просто я работаю в тех условиях и с теми возможностями, которые есть. Всегда отталкиваюсь от ограничений. Для меня отправная точка в творчестве – то, как можно развиваться внутри этих ограничений и как переступать и ломать эти барьеры. Мне кажется, в каком-то плане классно быть маленьким и не стоит из-за этого переживать, потому что трудности у нас тоже меньшего масштаба. Чем крупнее становишься, тем больше ответственности появляется.

F.C.: Если бы вам предложили должность креативного детектора большого бренда, согласились бы?

T.A.: Да, я был бы не против, но не уверен, готов ли к этому сейчас. Зависит от бренда, но скорее всего согласился бы, так как мне уже только от одной этой мысли становится некомфортно. А для меня это показатель: если не уверен в принятии какого-либо решения, ответственного за мою карьеру, – значит я на правильном пути. У меня такая философия.

F.C.: Если бы можно было выбрать любой бренд, какой выбрали бы?

T.A.: Максимально непохожий на меня. Например, Dolce & Gabbana. Точно не супермодный бренд. Никому не позавидую возглавить Balenciaga, потому что то, что сейчас делает Демна, – это крайне высокая планка. Кстати, забыл его упомянуть, когда говорил о дизайнерах, за которыми слежу. Сегодня он чуть ли не лучше всех.

F.C.: Расскажите про процесс создания коллекции.

T.A.: Это всегда эволюция. В процессе работы над одной коллекцией уже начинаю думать о другой. Иногда появляется новая техника или идея, которую уже слишком поздно интегрировать в текущую коллекцию, и ты оставляешь ее на потом. Бывает, наоборот, придет в голову мысль – и полностью меняешь коллекцию. Уже несколько сезонов не занимаюсь fashion research, гораздо интереснее изучать политику, философию, потому как мода эфемерна, а мне хочется создавать то, что будет актуально дольше, чем шесть месяцев.

F.C.: Вас закупает много магазинов из Азии. Как вы думаете, это связано с тем, что у них в принципе сейчас большие бюджеты, или они любят креативные бренды и там есть спрос на такого рода продукт?

T.A.: Мне кажется, это их культурная особенность. Япония – одна из самых закрытых стран. Там мало иностранцев, в связи с этим есть голод и жажда новизны. Они открыты к нестандартным идеям, это интересующаяся нация. Для них важно чувствовать себя частью мира и понимать, что происходит по другую сторону океана. Вместе с тем Япония – очень консервативная страна: несмотря на технологический прогресс, японцы чтут традиции, уважают пожилых людей, любят работать. Ко мне на презентацию приходил мужчина лет сорока в неоновом серо-зеленом костюме и в розовой кофте моего бренда. Я очень удивился, когда узнал, что он собирает машины на заводе. У него самая скучная работа на потоке и яркая одежда просто как способ «оторваться».

F.C.: А сами вы как одеваетесь?

T.A.: Очень просто. У меня в гардеробе не много вещей. Доходит до того, что иногда не выхожу на улицу, потому что вся одежда в стирке. Несколько брюк, одна куртка, две пары ботинок. Не покупаю одежду уже много лет: мне нравится, когда она случайно появляется. Например, у меня была кофта, которую я нашел на улице и потом несколько лет носил.

«Для меня отправная точка в творчестве – то, как можно
развиваться внутри этих ограничений и как переступать и ломать эти барьеры»

F.C.: Помимо парижского шоурума, планируете делать показ или презентацию?

T.A.: Совсем недавно делал в Милане презентацию в рамках последней коллекции. Хочется больше таких ивентов. Не показов, а мероприятий, которые будут перекликаться с миром искусства. Один из моих последних перформансов – коллаборация с велосипедным брендом Cinelli. Пришли около 150 человек, не было никакой одежды, не было показа: все смотрели, как я раскрашиваю самую популярную модель марки. Сейчас готовим перформанс для следующей коллекции, надеюсь, получится провести его в Лондоне.

F.C.: Как у вас появилась идея сделать коллаборацию с велосипедным брендом? Это две, казалось бы, несовместимые вещи. Похоже, я начинаю понимать ваш стиль: нужно принимать максимально неожиданные решения.

T.A.: Сейчас мне нужно сделать, наоборот, что-то очевидное, чтобы получилось не очевидно. Я сам велосипедист. Когда позволяет погода, то не пользуюсь ни автомобилем, ни общественным транспортом. Мне нравится марка Cinelli не только тем, что она связана с веломиром, но еще и тем, что они первыми начали сотрудничать с художниками. У них была знаменитая коллаборация с Китом Харингом в 80-х годах. А еще раньше они производили мебель для Баухаус. Поэтому идея такой коллаборации кажется мне органичной.


 
F.C.: Какие у вас планы на будущее?

T.A.: Для меня важно расти в творчестве. В чем это будет выражаться – мне совершенно все равно. Будет это одежда или вещи, связанные с миром искусства, а может, я и вовсе ничем не стану заниматься. Главное, чтобы все было гармонично и естественно. А еще важно, чтобы мои близкие чувствовали себя хорошо. Это две основные задачи, которые я пытаюсь решить.

_______________________

Текст: Ксения Романова. Фото: предоставлены Тиграном Аветисяном
Fashion Collection Беларусь, май 2020, № 5 (79)

Подписывайтесь и получайте первыми наши новости


Смотрите также