В авангарде жизни

В авангарде жизни

Fashion Collection на самоизоляции активно изучает модные архивы и предлагает вспомнить творчество величайших гениев и визионеров, навсегда изменивших облик современной моды, – Реи Кавакубо, Ёдзи Ямамото и Мартина Маржелы


 

Что хотели сказать авторы

Родившиеся в 1942 и 1943 годах соответственно, Реи Кавакубо и Ёдзи Ямамото росли в условиях послевоенной жесткой экономии в Японии. Их первая совместная коллекция была продемонстрирована в Париже только в 1981 году. Как будто бы поношенная, порванная, с внушительными объемами – критики разглядели в этой одежде «пост-хиросимскую» эстетику и эстетику бедности. Далее оба пойдут каждый своим путем, однако пронесут общие ценности и идеалы на протяжении всей карьеры.


 
Прежде всего, дизайнеры предложили переоценку понятия совершенства и изложили свое видение прекрасного. Ёдзи Ямамото рассказал о влиянии времени на его одежду: «При жизни человек стареет. Точно так же, как и текстиль, который является живым материалом. Если ему позволено стареть в течение года или двух, волокна естественным образом затягиваются, а очарование ткани возрастает. Поэтому винтажная одежда обладает таким шармом. Этот парадокс дизайна, на мой взгляд, очень важен».

Чтобы добиться эффекта состаренности, Ямамото экспериментирует с режимами стирки, сминает, деформирует и режет сырье. Играется с сырой шерстью, рустикальным трикотажем, вдохновляется фотографиями фермеров Августа Сандера (поэтому его вещи часто сравнивают с одеждой крестьян, кочевников и нищих), изготавливает одежду с видимыми швами и пальто, напоминающие одеяла.

Реи Кавакубо, с другой стороны, полагается на случай. У нее складываются особые отношения с техникой в своем ателье, например, она никогда не заставляет перешивать сэмплы с какими-то очевидными неровностями или дефектами, а иногда даже умышленно просит членов команды неправильно вбивать программу в машину, чтобы посмотреть, что из этого получится. Как и Ямамото, Кавакубо пытается имитировать патину на своей одежде и пропагандирует асимметрию форм. Она лишает одежду своей первоначальной функции: в 1981 году в ее коллекции туники превращаются в шали, а в 1983 году она отказывается от рукавов и пуговиц. Чуть позже и Ёдзи делает коллекцию без пуговиц и с мигрирующими карманами.


 
Оба дизайнера переосмысливают отношения между одеждой и полом. Выбор названия бренда у Кавакубо «Comme des Garçons» («Как мальчики») не случаен: Реи жаждет освободить женщин от одежды, подчеркивающей гендер. Показ сезона осень-зима 1983-1984 годов является тому наглядной иллюстрацией: бедра, талия, ягодицы и волосы моделей скрывали слои ткани.

В одном из интервью Ямамото так охарактеризовал свое творчество: «Я думаю, что моя мужская одежда выглядит так же хорошо на женщинах, как и женская одежда. Когда я начал заниматься дизайном, то хотел сделать мужскую одежду для женщин». Он критикует чрезмерную маскулинность, которую определяет как инструмент контроля. Ямамото стремится деконструировать западный мужской костюм, удаляя или округляя линию плеча, перемещает пуговицы и карманы, укорачивает длину брюк.

Этика стиля Мартина Маржелы

Выпуская свою первую коллекцию в 1988 году, Мартин Маржела критикует понятие «новизны» в моде. Заимствования и повторное использование в новой одежде ранее существовавших художественных элементов, метод «отстранения» имеют центральное значение для отражения первоначального аспекта работы Маржелы. Дизайнер проводит много времени, перебирая и перешивая старую одежду. Так, перчатки в его руках становятся топом, несколько шарфов – длинной юбкой, носки – свитером, а кожаный фартук мясника – платьем. Аналогичным образом его коллекции Replica нацелены на воспроизведение винтажных вещей разных периодов: халат доктора 1920 годов, куртка летчика из 1970-х и т. д. Мартин Маржела переосмысливает отношения между модой и временем. Это уже не вопрос бегства от него в циклических и непрерывных изменениях, а использование его языка как такового.

Затем бельгийский дизайнер подвергает грозной критике зрелищную и эффектную природу моды. Его склонность растворяться в коллективе радикально контрастирует с культом личности в мире моды 1980 годов, усиленным его наставником Жаном-Полем Готье. Анонимность является основой его проекта: он отказывается от публичных выступлений, интервью и оставляет на месте лейбла от одежды четыре белых стежка. Эта концепция распространяется и на подиум. Во время его показов лица моделей часто скрываются под масками. На первый план выходит команда Маржелы – именно они представляют себя на публике как лицо бренда и выходят на поклон после шоу.

Мартин Маржела является сильным критиком моды. Если Ямамото и Кавакубо стремились бросить вызов западной концепции одежды и гендерным границам в моде, то бельгийский дизайнер защищал археологию одежды, высмеивал моду как спектакль и стремился не допускать ассоциаций бренда с определенными личностями. Что объединяет их всех, это принцип деконструкции. Модные критики долго не могли подобрать нужный термин для этого стиля. Впрочем, этот ярлык никогда не был официально принят Домом Maison Margiela.

_______________________

Текст: Анастасия Карасёва. Фото: архив Fashion Collection
Fashion Collection Беларусь, май 2020, № 5 (79)

Подписывайтесь и получайте первыми наши новости


Смотрите также