Профессия: пластический хирург

Пластический хирург высшей категории Олег Яцкевич, врач многопрофильного медицинского центра «Кравира», предельно честно ответил на вопросы Fashion Collection
о пластических операциях, в частности о ринопластике, и рассказал, на внешность каких актрис хотят равняться белоруски


Fashion Collection: Олег, расскажите, когда и почему вы решили связать свою жизнь с эстетической медициной.

Олег Яцкевич: В профессии я уже 20 лет. Почему я выбрал эту специализацию? На мой взгляд, это самый приятный вид медицины: наши пациенты пребывают в добром здравии и преследуют цель улучшить свой внешний вид. Каждый эстетический хирург имеет свою специализацию, моя – челюстно-лицевая хирургия. Хотя сначала я, как и все врачи, получал общее образование. В Беларуси такая специальность, как пластическая хирургия, появилась только три года назад. И все врачи, практиковавшие до тех пор в этой области, вынуждены были подтвердить свою деятельность. Я провожу самый широкий спектр операций. Хорошо, когда у тебя есть специализация, но часто случается, что, зацикливаясь только на одном виде вмешательств, ты начинаешь узко мыслить и, как следствие, штамповать операции. Полет мысли в работе возможен только в том случае, если сферы деятельности переключаются.


Хирург Кравира

 

Олег Яцкевич
Врач многопрофильного медицинского центра «Кравира»

 


F.C.: Как за столько лет изменилась пластическая хирургия в Беларуси?

О.Я.: Она стала более доступной. Думаю, раньше люди стеснялись выполнять какие-то вмешательства, связанные с внешним видом. И сегодня стесняются, но уже меньше. Я считаю, что ничего постыдного в желании выглядеть лучше нет. Мы же чистим зубы по утрам, чтобы они были красивыми и здоровыми. Если таких зубов у нас нет, мы ставим импланты. Девушки с утра делают макияж, следят за собой. Все это естественно – зачем стесняться того, что ты можешь приблизить свою внешность к идеалу? Сегодня в Минске работает большее количество специализированных учреждений и грамотных хирургов, чем 20 лет назад. Раньше какие-либо эстетические вмешательства проводились пациенту на базе лечебных клиник. Расширились и возможности хирургии. Нет, методики не поменялись, а отшлифовались. Каких-то принципиальных ноу-хау не наблюдается: в нашей области все новое – это хорошо забытое старое.

F.C.: Какие операции сегодня наиболее востребованы?

О.Я.: Существует сезонность, связанная с проведением операций, но есть две операции, которые востребованы в любое время года, —ринопластика и коррекция молочных желез. Следом по популярности идут коррекция тканей вокруг глаз, возрастных изменений лица, коррекция формы передней брюшной стенки и количества подкожных жировых отложений. Реже – коррекция ушных раковин, голеней, ягодиц и даже димплэктомия — формирование ямочек на щеках.

F.C.: Как происходит предоперационная работа с пациентом? Нужны ли хирургу навыки психолога? Станете ли вы советовать пластику, если у человека нет видимых дефектов внешности?

О.Я.: Люди попадают ко мне с различной степенью уверенности в необходимости пластической операции. Бывает, что пациент решается на операцию лишь после нескольких консультаций. Задача хирурга — найти, что беспокоит человека, объяснить, что и каким образом мы можем улучшить и какого результата достичь. Я работаю индивидуально с каждым пациентом и одинаковую операцию разным людям провожу по-разному. Человек приходит со своими исходными данными, и любая часть его тела будет сделана только под него. Но важно понимать, что на этапе моделирования (которое производится на основе фотографии пациента, а фотография лишь миг, оставшийся в прошлом) мы получим примерный результат того, как пациент будет выглядеть после операции. На сто процентов смоделировать конечный результат невозможно. Чаще всего человек приходит уже морально подготовленным к операции, но бывают и те, кто приходит ко мне и спрашивает: «Доктор, а что вы мне можете предложить?» Конечно, я могу назвать ряд операций, но, скорее всего, о необходимости таких вмешательств пациент даже не задумывался, потому что эти области находятся вне поля его зрения. Поэтому я отвечу: «Ничего. С вами все хорошо». Так как предоперационный результат вернуть нельзя, то я стараюсь донести до каждого, что лучше не сделать, чем сделать и жалеть.

Навязывать я ничего не стану: не вижу дороги, значит, и ехать некуда. Не стоит производить никаких хирургических манипуляций, если в них нет необходимости. И ни в коем случае нельзя подвергать себя радикальным изменениям. Допустим, хочет человек изменить форму носа. Но он ведь расположен на лице, на котором также имеются рот, глаза, скулы, подбородок… Все эти структуры должны гармонировать между собой — из этого следует, что мы можем изменить нос только в определенной мере. Большой нос не превратится в маленький без необратимых последствий для человека.

Помню, в одной клинике взяли на работу психологов, чтобы они вели пациентов до и после операции, но кончилось тем, что все разбежались — не выдержали. Сам хирург обязан быть психологом, общаться лично со всеми пациентами. К сожалению, не всегда получается уделить должное внимание каждому из них. Все мы люди: сегодня вас обделят вниманием из-за загрузки и нехватки времени, а завтра врач сам позвонит и поинтересуется, как дела. Ни один доктор не хочет сделать вам плохо, наоборот, стремится к тому, чтобы гордо заявлять, что это его работа.

F.C.: Часто ли вам приходилось отказывать пациенту в операции?

О.Я.: Случалось. Особенно в тех случаях, когда люди требуют невозможного. Вход в операционную закрыт для всех, кто, как вам кажется, что-то недослышал или недопонял. Или очень торопится скорее лечь под нож. Поспешная операция ничего хорошего не сулит. Очень важно донести до пациента всю необходимую информацию. Хорошо, когда человек уже сам что-то прочитал на специализированных сайтах, а не форумах или других непроверенных источниках, и понимает, о чем идет речь.

F.C.: Существуют ли какие-то противопоказания? Кому ринопластика категорически противопоказана?

О.Я.: Противопоказания общехирургические как и при любой другой плановой операции. Это не экстренная хирургия, жизнь от нее не зависит, хотя качество жизни значительно повышается после проведения операции. Если состояние здоровья позволяет, мы операцию проводим. И делаем ее не ради того, чтобы выполнить, а для получения хорошего результата. Если у нас есть какие-то вопросы по состоянию здоровья и функционированию организма, мы предлагаем перенести вмешательство, чтобы максимально предупредить негативные изменения в процессе реабилитации.

В первую очередь ринопластика противопоказана тем, кто не понимает, что это такое и какие изменения за собой повлечет. Мы также не проводим операции людям со злокачественными образованиями. Хотя в некоторых странах есть клиники, в которых проводят эстетические операции пациентам с такого рода заболеваниями, чтобы поднять им боевой дух и улучшить качество жизни.


Кравира пластика

kravira.by

Медцентр на Победителей, 45
+375 (17) 211-28-61
+375 (29) 611-28-61
+375 (29) 875-07-07
kravira@kravira.by

Медцентр на Скрипникова, 11Б
+375 (17) 314-94-94
+375 (29) 664-44-44
+375 (29) 566-44-44
kravira@kravira.by

Медцентр на Захарова, 50Д
+375 (17) 253-33-33
+375 (29) 103-43-43
+375 (33) 333-22-03
kravira@kravira.by

403 — единый короткий номер для абонентов Velcom, МТС и Life


Общество с дополнительной ответственностью «Медицинский центр «Кравира» УНП101477932
Лицензии 02040/4797 на право осуществление медицинской деятельности

Текст: Анастасия Карасёва. Фото: Лина Кивака
Fashion Collection Беларусь, апрель 2018, № 04 (58)

Смотрите также