Кровь, пот и тату

Кровь, пот и тату

Вам интересно, кого считают лучшим барбером мира? Знакомьтесь, Роберт Ритвелд, он же Бертус. Вместе со своим помощником Лином он приехал в Минск на фестиваль Barber Connect, организованный Cosmico.by, чтобы показать, как работают в самом знаменитом барбершопе Европы – Schorem


 

Fashion Collection: Приветствуем вас в Минске! Почему решились съездить к нам и выступить на Barber Connect?

Бертус: Если вы барбер или владеете барбершопом, и хотите добиться успеха в обоих случаях, такие мероприятия для вас, они настраивают на нужный лад. Чтобы «шоп» стал успешным, одного вашего отражения в зеркале с идеальной стрижкой недостаточно, нужно постоянно развивать себя и свое ремесло. И образование – это ключ. Когда ты видишь, как работают другие, обязательно вдохновишься. Причем не важно в хорошем или плохом смысле этого слова. Потому что хороший или плохой урок – все равно урок. Несмотря на то, что мы в индустрии давно, смотреть, как работают наши коллеги из других стран, освежает и бодрит. Потому что все делают это по-разному – у каждого свой подход. Чем больше знаний ты получаешь, тем сильнее становится фундамент, на котором стоит твой барбершоп.

Лин: На сцене воцарится атмосфера из нашего барбершопа Schorem (Роттердам). Бертус будет за клоуна. (Смеется.)

Б.: Нет, я не смогу – повредил спину. Мы были в Париже, как раз собирались выселяться из отеля. Я встал с кровати и услышал какой-то хруст. Оказалось, спина. Позже, как только спина прошла, я участвовал в соревновании по скейтбордингу. Мне 44. Исполнилось два дня назад.

Л.: Хештег – тусуйся как Роб!

F.C.: Как вы стали барберами? Вы были раньше парикмахерами?

Б.: Все было наоборот. Сначала мы были барберами, затем стали парикмахерами, а потом снова вернулись к барберингу. Теперь используем множество фишек, которым научились, пока работали с женскими волосами.

Л.: Когда мы открыли барбершоп Schorem, то удивились, сколько внимания привлекли к себе. Мы делали эти стрижки еще за 20 лет до этого, но всем было наплевать. И тут мы надеваем белые халаты и становимся знаменитостями! (Смеется.)

F.C.: В какой-то момент барбершопы стали появляться, как грибы после дождя. Когда они стали такими модными и почему?

Б.: Важно понимать, что это не мода и не тренд. Первые барбершопы появились задолго до открытия парикмахерских и салонов красоты. И как раз-таки унисекс-салоны – это тренд. Барбершопы могут похвастаться тысячелетними традициями. В то время как унисекс-салоны стали открываться только после войны. Барберы – это не тренд, мы просто вернулись. Мужчины забыли о нас, но сейчас начинают вспоминать и открывать заново. «Шопы» внушают им доверие, клиенты понимают, что перед ним место, где их обслужат по высшему разряду, так как они в руках экспертов по мужским волосам.

Не хотим хвалиться, рано или поздно барбершопы вернулись бы, но мы те, кто стоял у истоков. В нужное время в нужном месте занимались своим делом. Часто говорят, мода проходит, а стиль остается. В случае с «шопами» именно стиль возвращается в моду. Клиент хочет более личного взаимодействия и лучшего сервиса. Тогда мы не могли всего этого знать, но предугадали. Стали одеваться как джентльмены, носили галстуки и бабочки, подражая стилю мужчин начала прошлого века. Мы основали Schorem, сделав упор на классике и олдскуле. Многим это пришлось по вкусу, клиентов стало очень много. И эта волна прошлась по всему миру, и мы приняли непосредственное участие в возрождении традиций.

F.C.: Какие особенности у вашего барбершопа Schorem в Роттердаме?

Б.: Это лучший барбешоп в мире! Недавно я написал в инстаграме: «Наш барбершоп самый крутой в мире, прямо как ваш». Так вы и должны чувствовать, если открываете барбершоп. Обязаны гордиться своей работой. Мы сравниваем «шоп» с ребенком. Каждый родитель считает, что его ребенок самый красивый и умный. Вы гордитесь им, но необходимо вложиться в него и вырастить.

F.С.: Как среди всего многообразии заведений клиенту отличить хороший барбершоп от плохого?

Б.: Каверзный вопрос! Жизнь преподнесла мне урок. Однажды ко мне пришел новый клиент, и его волосы были в ужасном состоянии. Я не удержался и спросил: «Дружище, кто тебя так обкромсал?» Как выяснилось позже, этот клиент был клиентом моего друга, владельца другого барбершопа. И пока тот был на каникулах, отправил своего клиента ко мне. Вернувшись из отпуска, он услышал о себе очень нелицеприятные вещи. Но клиенту то нравилось, как он его стрижет. Нельзя судить чужой вкус. Постарайтесь сделать так, чтобы ваш клиент почувствовал себя особенным. В конце концов, кто решает, кто стрижет хорошо, а кто нет, если всегда найдется тот, кому ваша работа не понравится. Если будете гордиться своей работой, вы никогда не будете плохим барбером. А если вас побрили и при этом порезали бритвой, наверно, это не лучший барбершоп. (Смеется.)

Л.: Чем больше крови, тем лучше барбершоп! (Смеется.)

Б.: И даже это может кому-то нравиться! Ты никогда не можешь знать.

F.C.: Если все так субъективно, как выбирают лучших барберов?

Л.: По современным меркам тот, у кого больше подписчиков, тот и лучше. Так глупо.

Б.: Мы знаем, что состоим в различного рода рейтингах, и это очень мило, но не относимся к ним всерьез. Почему? Да потому что невозможно определить лучшего барбера в мире! Для этого нужно знать всех. У меня есть много друзей-барберов, которых нет в социальных сетях и их никто не знает, но они лучшие в своем деле. По моему мнению, они входят в ТОП-5. Мир очень меняется из-за социальных сетей. Иногда хорошая стрижка в иснтаграме – это просто хорошее фото. Так что можно стать хорошим барбером, просто найдя хорошего фотографа.

F.C.: Бывают ли недовольные клиенты у лучшего барбера в мире?

Б.: Конечно, бывают. Да есть множество людей, которые не хотели бы у меня стричься! Я вот люблю стрижки подлиннее, а ко мне приходят и просят: «Роб, сделай, покороче». Бывает, что сделаю стрижку, которой очень доволен. И клиент тоже остается довольным, но по возвращении домой его встречает девушка и набрасывается на него, потому что старая стрижка ей нравилась больше. Недавно я купил пиджак и думал, что это самый классный пиджак на свете. Пока моя 20-летняя дочь не сказала мне: «Папа, что ты надел? Тебе уже 45. Сними его».

F.C.: Успели ли вы оценить уровень мастерства белорусских барберов?

Б.: Ваши барберы невероятно круты! И это не потому, что мне хочется сказать что-то приятное, потому что мы в Беларуси. Я уже успел оценить работы некоторых из них и остался под впечатлением. Что мне нравится, так это наблюдать за тем, как парни гордятся своей работой. Когда мы начинали, бытовало множество стереотипов в духе «делать стрижки – это не мужская работа». Наша деятельность не вызывала уважения. Но мы усердно работали и приложили максимум усилий, чтобы вдохновить молодых барберов, которые стали смотреть на нас и работать с таким же энтузиазмом. Все изменилось, и это греет мне сердце.

F.C.: Интересно, может быть, именно с этим связан тот факт, что все барберы сегодня выглядят идентично (брутальная внешность, татуировки и т.д.) – потому что они хотят, чтобы мы понимали, что перед нами именно барбер?

Б.: Посмотри на мои татуировки, я сделал их 25 лет назад. И стригу я уже 25 лет. Еще не так давно ко мне побоялись бы заходить в «шоп»: «Боже мой, я не хочу, чтобы этот мужик прикасался ко мне!» Тогда никто не выглядел, как мы, не было никакого дресс-кода. Мне кажется, это глупо – копировать, поэтому я все время стараюсь менять имидж. Ты можешь быть парнем, девушкой, черным, желтым, зеленым… Плевать. Ты можешь выглядеть, как угодно. Для каждого клиента есть свой барбер, и для каждого барбера есть свой клиент. Что я ненавижу, так это униформу, когда все выглядят одинаково. Мы всегда хотели быть аутентичными и самобытными. И когда все стали так выглядеть, нас привело это в шок. Но, что поделать, не все люди креативны.

Л.: Думаю, все пошло из соцсетей, где у барберов имидж рок-звезд. Я обучаю барберов уже много лет: раньше мне писали и спрашивали, могу ли я обучить за шесть месяцев, теперь спрашивают о неделе. Неделя! Это приводит меня в бешенство. Они все просто хотят быть #instafamous (прим. FC – «инста-знаменитостями»). Всегда советую для начала несколько лет поработать на кого-то, а потом уже задумываться о своем бизнесе. Со смехом наблюдаю за теми, кто сразу после окончания курсов открывает «шоп» и жалуется, что до сих пор не нашел спонсора (прим. FC – имеется в виду косметический бренд). Мы работали на наш успех почти 30 лет.

Б.: Если вы хотите быть успешными, будьте собой. Каждый человек притягивает к себе таких же людей, как и он сам. Так что вот вам мудрый совет, которому мы последовали. И меньше запаривайтесь по пустякам. Тем самым вы создадите определенную атмосферу и энергетику у себя в «шопе». Тогда к вам потянутся люди.

Кровь, пот и тату

F.C.: Какие стрижки никогда не выйдут из моды?

Б.: Классика – это всегда хорошо, она никогда не выйдет из моды.

F.C.: С чего начинается стиль мужчины?

Б.: Мужской стиль начинается с … чистки зубов утром! Шучу. Он начинается с уважения. Уважать свое окружение и себя лично – это основа всего. И когда ты красиво одеваешься и хорошо пахнешь, то таким образом тоже выражаешь респект нашему миру.

Л.: Можно одеться с иголочки и остаться засранцем.

Б.: У нас в Нидерландах есть поговорка: «Даже если обезьяна наденет золотое кольцо, то это все равно всего лишь обезьяна с золотым кольцом». Джентльмена красят его поступки. С них стиль и начинается. Красиво одетый парень может захлопнуть перед тобой дверь. Знаю множество примеров мужчин, которые одеваются в секонд-хенде и выглядят на миллион, а есть и такие, которых и костюм за 5000 тысяч евро не спасет.

F.C.: Каким вы видите будущее барбершопов?

Б.: Хорошие выживут, впрочем, как и плохие.

Л.: В 2009 году в Нидерландах началась «эпидемия салонов», которые открывались то тут, то там, и так же быстро закрывались. Сейчас мы имеем аналогичную ситуацию с барбершопами. Порой «шоп» не удается спасти, даже если ты хороший барбер. Потому что быть классным мастером – не значит быть бизнесменом. Это то, о чем люди забывают иногда.

_______________________

Текст: Анастасия Карасёва. Фото: Leen&Bertus
Fashion Collection Беларусь, октябрь 2019, № 10 (73)

Смотрите также