Цветущая сложность

Татьяна Парфенова

Талантливый человек талантлив во всем… Романтик моды Татьяна Парфенова не только дизайнер, но и писатель и иллюстратор


 

Идеи всех коллекций Татьяны Парфеновой – прославление живого человеческого чувства. Художник не признает никаких правил и канонов. Романтическая драма, страсть, экстравагантность костюмов невообразимой красоты. Грим, прически… длинные, часто бесцветные или ярко-рыжие каскады волос, поднятые снопом вверх цветные башни. Ткани – бархат и шифон, прозрачное кружево и фактурные плотные шелка, густая вышивка сложного рисунка и мелкие, очаровательно-наивные цветочки, жемчужинки, мельчайшие пайетки. Парфенова создает уникальный стиль. Авангард в глубине старины. Нет ничего от условностей законов моделирования. Только фантазия, вкус и ум. Стремлением возвысить человека над обыденностью пронизаны все ее коллекции – роскошные или намеренно упрощенные – не важно. Главное – драматический романтизм во всем. Даже в цифрах, геометрии и униформе. И цвет: плывущий в соединении нескольких, часто контрастных по фактурам, тканей. Одно на другое, гармонии тончайших оттенков нитей, вышивок и живописные изображения животных и птиц, фигурки негритят, борзые, попугаи, голуби и триумф – ЛЕБЕДИ. Они летят, их длинные шеи переплетаются в объятиях. Так рождается легенда Парфеновой – в единстве противоположностей: статусности и легкой очаровательной иронии… Иронии над модой, образами и самой собой.

Недавно прима петербургской моды поделилась идеями с поклонниками своего таланта, скрыв за интригующим названием рассказа – «Воздушные потоки и счастливый малыш» – ее принцип творчества, который в чем-то схож с «принципом бытия» у Фромма и предполагает открытость миру, радость удивления каждым днем.

Парфенова говорит так: «Счастливый малыш – необходимое состояние для работы. Счастливым малышом можешь быть не обязательно ты сам, но кто-то рядом с тобой: в жизни твоей он нужен. А без воздушных потоков нельзя дышать. Они могут литься на тебя сверху, могут тебя поднимать…

Некоторые люди называют это творчеством. Некоторые корыстно именуют «мое»».

Парфенова – редкий пример дизайнера-универсала. Она не только создает коллекции одежды и аксессуаров, предметы интерьера, но и умеет пригласить своих поклонников к сотворчеству. У нее были замечательные проекты книжек-раскрасок, которые дают возможность самому стать художником и своими красками расцветить мир, контуры которого задала Татьяна. Цветы, игрушки, изящные женские головки, фрукты, животные – от страницы к странице, фломастерами или цветными грифелями, вы будете оживлять этот волшебный мир. Если кипсек «Путешествие бабочки на цветном карандаше. Альбом для творчества» придуман в эстетике иллюстрации XIX века, то «Модная книга для творческих барышень» ближе к модной иллюстрации; там живут девушки с тонкими длинными лицами, как у Модильяни и Серебряковой, там туфельки и брошки, флаконы духов и часы, а иногда вклиниваются сценки в стиле Борисова-Мусатова: луг перед усадьбой, девицы в кринолинах и задорные кони.

Как-то просто и естественно, от иллюстрации Парфенова перешла к слову. Шагнув за 50, она стала писать прозу. Художница сочинила и проиллюстрировала книгу «Пола Нельсон. Детство, девичество и другие возрасты» – историю жизни Полы Нельсон. Пола взрослеет в ареале семейной любви, переживает волнующие подробности близкого мира и становится, в конце концов, трепетным человеком, наделенным любовным даром. Это история чувственной памяти, данной каждому человеку. Татьяна Парфенова находит слова, приоткрывающие эту глубину, а мы вслед за автором можем заглянуть в «жизнь вечную», найти то, что оправдает и наше существование. Словно в подтверждение этому в череде иллюстраций разворачивается зримая история Полы, в волнении и нежности обращенная миру. История Полы и другая повесть – «Лютики для Себастьяна» – исполнялись на сцене, а в минувшем году по ее прозе поставили спектакль «Пробуждение».

Fashion Collection: Удовлетворены ли вы результатом постановки «Пробуждение»? Это ведь не первый случай, и прежде бывали чтения ваших рассказов известными актерами?

Татьяна Парфенова: В этом спектакле сыграла Полина Сидихина – чудесная актриса и красавица. По ходу движения спектакля она, не уходя со сцены, сменила несколько образов из коллекций Модного Дома. Это было органично тексту и на ней выглядело идеально. Зрители смотрели и в конце хотели продолжения, после спектакля многие спрашивали будет ли повтор. Всем понравилось. И мне понравилось, ведь я смотрела спектакль как зритель. Прекрасная режиссура Полины Сидихиной и Михаила Черняка, талантливого актера и режиссера, знакомого с моими текстами с первых постановок и чтений. Именно его голос был слышен в стенах здания музея «Царицыно» в 2012 году на выставке «На одном дыхании». Там звучали рассказы из книги «Альбом».

F.C.: У вас достаточно напряженный график. Удается ли в нем сейчас найти время для литературного творчества?

Т.П.: Иногда я пишу, но не знаю, как назвать жанр. К писательству я отношусь , как к хобби.

F.C.: В какой обстановке вам приятнее всего писать? Пишете ли вы по наитию или долго «шлифуете» текст?

Т.П.: Утро. Поздний вечер. Когда одна дома. Я пишу быстро и практически без правок.

F.C.: В «Альбоме» и «Модной книге» все «завязано» на иллюстрации. Когда вы пишете, вам нужно вначале представить визуальный образ, или текст идет сам по себе?

Т.П.: В моих книгах изобразительный ряд по смыслу не подбирается к тексту. Изображения и текст – два отдельных параллельных сюжета, которые иногда поразительно точно сходятся по смыслу и напоминают читателю о его личных ассоциациях.

F.C.: Вы любите читать? У вас большая библиотека?

Т.П.: У меня большая библиотека. Не могу сказать, что люблю читать, просто есть потребность.

F.C.: Что вам нравится и что не нравится в современной литературе?

Т.П.: Я не очень хорошо знаю современную литературу, потому что еще не все успела прочитать в несовременной.


Текст и изображения – два параллельных сюжета,
которые иногда поразительно точно сходятся по
смыслу и напоминают читателю о его личных ассоциациях


F.C.: Есть ли литературные или журналистские тексты, которые произвели на вас впечатление за последнее время?

Т.П.: Про журналистские тексты я ничего не могу сказать, может быть, они не остались в памяти. Могу лишь сказать, что на меня все производит впечатление: и плохое, и хорошее.

F.C.: Петербург располагает к писательству?

Т.П.: Петербург располагает ко всему: и к писательству, и к сочинительству, к прорывам. Хочется что-то слегка растолкать и каким-то образом насытить свою жизнь впечатлениями, историями. В общем, если мы сами не сочиним себе план, то ничего вокруг нас и не будет происходить.

F.С.: Сейчас все чаще говорят о том, что моде вовсе не обязательно быть привязанной к коллекции и сезонности, а вещи надо воспринимать как законченные вневременные произведения. В этом, возможно, есть что-то и от литературы. Ваше отношение к таким идеям?

Т.П.: Я считаю, что вещи в зимней коллекции делать исключительно утепленными нет необходимости, потому что люди путешествуют и очень часто проводят зиму в южных странах, и, думаю, понятие сезонности сегодня вообще очень размыто в связи с увеличением скорости передвижения сквозь климатические пояса. По ассортименту зима может быть такой, какой ты ее придумаешь: летние шелковые пальто-пыльники на пляже, а также зимние комбинезоны-купальники из искусственного меха от нашего Дома – тому доказательство.

_______________________

Текст: Алла Щипакина, Арсений Загуляев. Фото: Татьяна Парфенова
Fashion Collection Беларусь, май 2019, № 05 (69)

Смотрите также