Стандарты красоты: Интервью с пластическим хирургом

Пластический хирург медицинского центра «Кравира» Олег Яцкевич рассказал Fashion Collection о том, есть ли в этой области хирургии тренды, и в чем залог успешной эстетической коррекции


Олег, современные масс-медиа и социальные сети навязывают свои идеалы красоты. Отражается ли это на мире пластической хирургии и есть ли в вашей профессии такое понятие, как «тренд»? Совпадают ли тренды белорусской эстетической медицины и зарубежной?

Конечно, доступность информации в интернете стирает границы: многие тренды пластической хирургии распространяются мгновенно. Часто люди ориентируются на зарубежных звезд, выбирая свой идеал красоты, а пластический хирург всегда может подобрать методы достижения этих целей – это не зависит от его национальности или места работы.

Судя по статьям в масс-медиа, одна из самых популярных операций сегодня – удаление комков Биша, которая позволяет избавиться от чрезмерной округлости щек. По вашему опыту, так ли это?

Коррекция мягких тканей щек – далеко не новая операция и известна давно. Нельзя сказать, что это изобретение последней пары лет, но медиа повлияли на то, чтобы ей интересовались чаще. Из последних трендов – димплэктомия, когда мы делаем ямочки на щеках.

Есть ли в хирургии понятие сезонности?

Почти нет, но у каждого сезона есть свои особенности. Например, если вы плохо переносите жару, то вам наверняка будет некомфортно летом, когда придется в период восстановления носить компрессионное белье. Но это очень индивидуально, все-таки нужно помнить, что есть страны, где лето круглый год, а восстановление после оперативных вмешательств при соблюдении определенных условий в большинстве случаев проходит успешно. Традиционно операции делают тогда, когда удобно пациенту и у него есть время, чтобы восстановиться.

Может ли хирург отказать пациенту в проведении операции и что может быть причиной отказа?

Мы не отказываем, а предупреждаем о некоторых важных моментах. До операции доктор проводит несколько консультаций, где рассказывает о возможностях коррекции. Бывает, что пациент приходит с определенными ожиданиями. Задача доктора – объяснить, что в конкретном случае возможно, а что нет, какие могут быть последствия, каким предположительно будет результат. И тогда, исходя уже из этой информации, пациент решает, нужны ли ему такие изменения или нет. Бывает, когда нет видимых дефектов и деформаций, тогда я прямо говорю, что не знаю, что можно сделать, – все и так хорошо. Но такое бывает редко, чаще всего есть что исправить. Необходимо предложить пациенту все возможные пути решения проблемы, которая мешает ему чувствовать себя уверенно и жить в гармонии со своей внешностью.

Есть ли в пластической хирургии стандарты красоты?

Конечно, существуют классические параметры лица, общепринятые каноны, которые условно определяют положение анатомических образований лица в соответствии с анатомическими ориентирами. Но невозможно им соответствовать на 100%. Во-первых, нужно помнить, что мы асимметричны: правая половина тела отличается от левой, и это абсолютно нормально. Во-вторых, любой доктор работает с «исходным материалом», смотрит в процессе операции, как складываются ткани, пытается спрогнозировать, какую форму они примут после того, как спадет отек и сформируется рубец. Надо понимать, что получившаяся после операции форма – неокончательная. Мы меняемся с возрастом, меняется и лицо, и тело, соответственно, и результат операции будет меняться. Меня часто спрашивают о маммопластике.: «А импланты на всю жизнь?». Конечно, нет. С имплантами ничего не будет, а с вами будет. Со временем изменится эстетический результат, импланты нужно доставать и корректировать форму груди. В пластической хирургии нельзя ничего гарантировать. Конечно, мы можем улучшить состояние до определенных пределов, но не всегда ожидания, навеянные фотографиями звезд, могут совпадать с результатами

А есть ли в пластической хирургии постоянные клиенты? Какова доля мужчин женщин среди пациентов?

Пациенты, которые видят успешный результат, конечно, гораздо проще решаются на последующие изменения. Но это зависит от человека: некоторым решения одной беспокоившей их проблемы достаточно. Большинство операций делаем женщинам. Мужчины чаще всего решаются на коррекцию носа, ушей и век, например, избавляются от мешков под глазами.

А где в пластической хирургии грань между необходимостью и «блажью»?

Люди, которые формируют свои пожелания на консультации ясно и отчетливо, вряд ли страдают «блажью». Любое оперативное вмешательство вызывает у человека страх. И если он пришел к хирургу для решения совей проблемы, значит, это необходимо.

Какие этапы нужно пройти пациенту вашей клиники от записи на первый прием до получения результата?

Первый этап – консультация. На ней хирург старается дать максимум информации, которую нужно знать человеку при обдумывании решения. Одно дело – свои представления, другое – возможности коррекции. Если этого не сделать, высока вероятность, что будут конфликты между доктором и пациентом, даже если хирург сделал все в соответствии с международными стандартами. Если принимается решение о проведении операции, планируем дату и выдаем список необходимых анализов. В назначенный день пациент приходит в центр с документами и результатами анализов. Если с последними что-то не так, то операция откладывается на срок, необходимый для решения проблем со здоровьем. Если все в порядке, то пациента сопровождают в операционную, где он общается с анестезиологом, еще раз обсуждает план с хирургом, проходит фотографирование. Потом, собственно, происходит оперативное вмешательство, после которого пациент на некоторое время остается в клинике. Затем уезжает домой и периодически посещает врача для наблюдения, перевязок, снятия швов. Мы контролируем процесс восстановления в течение года, но очень позитивно реагируем, когда люди приходят и через несколько лет. Так мы можем отследить, насколько стабилен результат.

На каком уровне белорусская пластическая хирургия по сравнению с опытом зарубежных коллег?

Международные конференции доказывают, что в нашей стране высокий уровень эстетической хирургии. Если белорусский врач хорошо подготовлен, то фактические результаты работы у него, и у настолько же опытного зарубежного коллеги будут одинаковыми. Прежде, чем самому приступить к операциям, я получил высшее медицинское образование, прошел интернатуру и стажировку по общей хирургии и около семи лет ассистировал пластическому хирургу на разных операциях. В пластической хирургии нет случайных людей, это одна из самых сложных областей медицины. Потому что многие результаты работы хирурга оцениваются пациентами субъективно, а достигнуть взаимопонимания не всегда просто эмоционально. Но я не ищу простых путей и остался в этой области, потому что очень люблю видеть счастливые лица, когда удается достигнуть успешного результата.

Медицинский центр «Кравира»

Минск, проспект Победителей, 45

+375 (17) 211-28-61, 211-25-43

+375 (29) 611-28-61, 100-00-03 (Velcom)

+375 (29) 875-07-07, (33) 900-00-03 (МТС)

kravira.by

Общество с дополнительной ответственностью «Медицинский центр «Кравира» УНП ‎101477932

Фото врача: Лина Кивака

Смотрите также