Мама Индия

Режиссер Kati Lee пожила в Индии и делится с нами своими откровениями


 

«Хочу посвятить этот рассказ своей подруге Оле. Она просила написать ей письмо о моем опыте. Она также, как и я, и все мы, ищет ответы и себя. Возможно, для кого-то я стану зеркалом и смогу через собственный опыт помочь вам лучше понять самих себя».

Пишу этот текст уже в поезде, который несется в центр острова Шри-Ланка. Вид за окном такой же потрясающий, как в родной Беларуси летом, только пальмы выбиваются, но если к ним привыкнуть, то и вовсе одна земля… Даже дышится так же: стерлись границы, я дома?

Мое путешествие по Индии было завершено вчера, но только завершение это, как один круг из 108 практики Сурья-намаскар. Думаю, большинство из вас понимает, о чем я. Как говорит Гуру, (да, в Индии я встретила Гуру, сейчас мне кажется, что проделала достаточно длинный путь к этой встрече, но об этом позже…), время, в котором мы сейчас живем, – очень духовное время. По всему миру повышен интерес к занятиям йогой, медитации, мастера проводят сатсанги. Если вы немного откроетесь, то почувствуете все это».

Я не думала, что мне нужно в Индию, мне просто хотелось в путешествие в одном из популярных сейчас направлений – Бали, Таиланд или Индия. Мой друг Рустам сказал, услышав, как я обмолвилась про Индию: «Катя, не хочу тебя обидеть, но, кажется, это не для тебя…»

Так как я очень чистоплотна и избирательна в удовольствиях, а также в обслуживании тела и в быту, Рустам заволновался, что такие сильные контрасты, какие имеет только Индия, никак не впишутся в мою жизнь. Однако при всей моей любви к комфорту всю жизнь больше чувствую себя либо героем клипа The Blaze – Territory, либо фильма «Догмэн» Маттео Гарроне.

И между Индией и Бали я выбрала Индию. Ничего не имею против Бали, просто я сейчас не про тренды, мне хочется другого опыта, поиска себя. В Индии я нашла все – от бездомных под ногами до изобилия DoubleTree by Hilton. И это все появится и в тебе, а не только перед твоими глазами и ногами.

Шокотерапия Дели

Речь премьер-министра Нью-Дели из новостей: «Столица Индии стала похожа на газовую камеру. Я призываю местных жителей прекратить поджигать мусор на улицах. Мы должны выкарабкаться из этой экологической катастрофы». Вспоминаю диалог с мамой накануне отъезда: «Да зачем ты мне даешь такую плотную маску, я же не на пожар еду…»

Спасибо маме, это был самый настоящий пожар… жизни. Я прилетела в Дели и остановилась в Тибетском квартале. Это спокойный район, защищенный по периметру стеной. Тут не валяется так много мусора под ногами, как в других районах Дели. К тебе никто не лезет, почти нет попрошаек. Но дышать невозможно, ты все время СЛОВНО находишься в вакууме. Но самое страшное – это солнце, которое даже не достает сюда из-за смога. В небе висит красный, плоский круг, и все серое. Рука не поднималась делать фото. А в Instagram в Direct меня просили показывать больше фото из Дели – людям хотелось понять, что у них в жизни все не так плохо… Но с нами-то все понятно, а в понимании не укладывается, что экологии действительно конец. Вы можете понять, что есть на Земле места, где из-за экологической ситуации не светит солнце? Как, глядя своими глазами, понять, что этот далекий красный диск за пеленой газа и есть солнце?

На Мэйн Базаре я оказалась вынужденно: люди, спящие под колесами автомобилей, дети, рождающиеся под этими же колесами, дикие орлы, практически влетающие в твою рикшу, бездомные, живущие в картоне и греющиеся сушеными коровьими лепешками (очень ценный ресурс в Индии, им утепляют дома и жгут, чтобы греться). И что делать с этими бедными людьми в таком количестве? Мы поедем дальше на все эти райские острова, а здесь ничего не изменится, вот и вся правда.

Я смотрела на все это, пока ехала в рикше, потому как, идя пешком, я ни на кого не смотрела – сложно концентрироваться из-за недостатка воздуха, а может, просто не хотела это больше видеть, пытаясь сосредоточиться на ходьбе и на предстоящих задачах «найти такси»-«держать сумку»-«смотреть под ноги».

Дели – это шокотерапия, возможность увидеть мир в другом положении. Мне хотелось плакать от того, что увидела и что все взаправду. Но так как мне нечем было дышать, ресурса на слезы не было – сердце постанывало, а я не проявляла никаких эмоций, молча глядя через очки и медицинскую, самую плотную маску.

При всей нашей современности, нравственности, прогрессивности мы остаемся безнравственными и плоскими, разрушительными и равнодушными. Равнодушными! Что мы можем сделать и что делаем для тех, кто голодает и живет в бедности? И что мы делаем для себя?

Именно так началась моя Индия, и улетала я оттуда с болью разбитого сердца, мечтая, чтобы эти люди смогли когда-нибудь сделать глоток свежего воздуха. Пока мне большего и не нужно.

Другая Индия

Позже я увидела и другую Индию. Чистую и благоухающую жасмином. На Рождество мы остановились в Гоа, в отеле DoubleTree by Hilton. Эта Индия – тихая, с красивыми виллами и древнейшими храмами и костелами (на миг показалось, а не Италия ли это, так все было романтично, красиво и ароматно).

Пять с половиной часов от Дели, и мы в горах! Мокрые глаза. Я могу дышать! Лишенный этого ресурса сможет оценить эту благодать. Мы приехали в Ришикеш, к святой реке Ганге. Красиво и могущественно, но сердце навсегда разбито несчастным Дели. В Ришикеше все учатся, медитируют, молятся и, наконец, вкусно трапезничают. Это святой город, где мантры звучат каждый миг на протяжении многих веков.

Оказаться здесь нужно обязательно. Позже мне часто встречались люди, которые говорили, что Ришикеш стал очень туристическим. Раньше все было иначе, и остается только мечтать о том неприкосновенном и еще более энергетически сильном городе. (Хотя мне и сложно сейчас это представить.)

В Индии каждый день миллионы людей поют мантры, молятся – энергия циркулирует иначе в этих местах. Мне кажется, даже самый твердый атеист почувствует это пространство. Итак, в Индии все начинается с пуджи. Каждое утро – сначала боги, потом все остальное. Пуджа – один из главных обрядов поклонения, это ритуал, с помощью которого выражается почтение богам. Подношения в виде свежих цветов несколько раз в день, утром и вечером, украшения, омовение богов и мантра, молитва. Никто не начинает и не заканчивает день иначе. Любой владелец или официант кафе (а это часто один и тот же человек) умоется сам, омоет богов, нанесет тилаку (Прим. FC Тилака – священный знак, наносится красными и белыми минералами) в центр «третьего глаза», затем богам, дому, после окурит помещение благовониями, наденет украшения себе и богам, и все, можно начинать другие дела.

Кстати, в Индии можно украшать себя бесконечно. Украшения выполняют роль защитных амулетов. Очень много браслетов, разрисованные мехенди, – неожиданно для себя очень быстро в это влилась, в то время как дома надеть кольцо – это уже победа для меня. И то я жду скорейшего возвращения домой с мероприятия, чтобы снять это кольцо или браслет: мне неудобно. Все, что я привыкла носить на себе, – это золотой крестик, подаренный отцом, который для меня много значит и с годами уже слился с телом, а потому не ощутим. Но к концу своего путешествия я уехала с мешочком украшений: скупала серебряные кольца с камнями, еще и водила подруг, которые прилетали, на поиски украшений. Так что теперь все иначе.

Индийский день заканчивается пуджей на закате солнца. Например, в деревне, где я остановилась на большой промежуток своего путешествия, была такая пуджа: по вечерам всю деревню обходили с барабанами, мантрами, огнями и благовониями. У каждого двора была нарисована мандала, возле которой и совершался ритуал. Дом и его обитатели благословлялись под танцы, пение мантр и огненной пуджи. Праздник каждый день. И между всеми пуджами пение мантр никто не отменяет. Если песня льется на улицах, это мантра кому-то из богов. И это очень заряжает. Я и сама теперь частенько просто иду по улице и начинаю петь, если душа просит. В Индии нет сомнений, что твою мантру подхватят и другие прохожие. А вот дома – не знаю, как будет.

Океан

Дальше был океан, где я провела большую часть своего времени, в деревушке на юге в трех часах езды на машине от популярного Гоа. Там я остановилась и оттуда же выезжала смотреть такую разную Индию. Например, на sleeper-басе. Это автобус с полками, как в купе. Тут чувствуешь себя так, будто всю ночь спишь внутри работающего шейкера для коктейлей. Ну и, конечно, остается молиться:

1) не слететь с полки;

2) чтобы время скорее пролетело, так как очевидно, что в таких условиях не уснуть до самого утра;

3) и, конечно, самое главное – не захотеть в туалет, потому что автобус не останавливается.

Но вернемся к океану: в первое же утро на побережье передо мной пронесли мертвое тело, усыпанное цветами. Местные парни несли его высоко над головами и, конечно же, пели мантры. Я расценила это как очень хороший знак – такая символика, означающая, что какая-то часть меня уже мертва, а значит – свободна.

А в первую же ночь на океане по дороге домой я встретила компанию ребят из Минска, с которой мы знакомы давно. И один парень сказал:

– Мне нужен ролик, снимешь для меня интервью?

Так начался мой первый проект в Индии. За три месяца я сделала четыре видеопроекта, в организации которых мне помогала моя подруга Аня. На Шри-Ланку я тоже приехала работать. Впереди 7-дневный йога-серф проект.

Ни одного дня в Индии мне не было одиноко. Да, я постоянно вспоминаю друзей и маму, но это нельзя назвать одиночеством… Скажу больше: мне бы хотелось здесь чаще бывать в одиночестве. Компания в индийском трипе всегда держалась не менее четырех человек, все время кто-то приезжает и уезжает, если никто не приехал, знакомства происходят в путешествии, завязываются проекты, совместная деятельность.

Все дается по потребности, по желанию, если хотите. Я в путешествии уже четвертый месяц, иногда представляю, как, вернувшись домой, надену свою красивую дизайнерскую одежду, сделаю макияж, уложу волосы и пойду пить самый вкусный капучино. (К сожалению, мои индийские маршруты не пересекаются с хорошим кофе или достойной европейской кухней.) И буду просто сидеть вся такая чистая, отглаженная, совершенная, и наблюдать свой город и людей. Это к тому, что иногда хочется выдохнуть от столь стремительной смены всего и ощутить привычный, старый образ.

Но вот уже на следующий день какие-то обстоятельства несут меня в классное место, через часы и километры, на особенное событие, то есть празднование. И надевают на меня самые красивые наряды, даже помада находится, и вот уже у меня в руках капучино, очень вкусный, а я в белом платье. Сижу и думаю: вот так это работает?

Помню, как впервые за весь месяц в Индии увидела себя в большом зеркале и обернулась: «Вау, кто эта красотка?» Я выглядела действительно очень хорошо, во многом за счет массажа лица и живота, который попробовала здесь благодаря моей подруге Аше. Она потрясающий мастер. Прошу каждого: найдите и себе мастера, которому сможете доверять и который расслабит вам живот. После первого массажа я плакала. Ощутила все свои блоки и в каком они количестве, сколько во мне застойного гнева, ревности и прочих «благ».

Встреча с Гуру

В свои последние дни в Индии я приехала по приглашению моей подруги в южный Гоа, Палолем, где каждый день проводились сатсанги (общение) с Гуру, просветленным мастером Свами прем Самдарши, прямым учеником Ошо. Все собирались в красивом холле на природе, приходил Гуру и отвечал на вопросы. Это было время света, часы, наполненные ясностью, во время которых истинная любовь проливалась на всех и вся.

Все пять дней до самого отъезда в Бангалор я была на сатсангах и ретрите. Но помимо этих каждодневных ритуалов, ставших для меня потрясающим опытом, полным открытий и благодарности, я попала на день рождения Гуру и стала свидетельницей посвящения некоторых людей в саньясу. (Прим. FC Саньяса – посвящение в духовный путь.) После такой церемонии у людей начинается новый виток духовного роста. Им дается новое имя, и с этого момента они входят в иной мир, без эго. Саньяса – это выход из ловушек мирского, их отбрасывание и обращение внутрь себя.

Празднование дня рождения Мастера и саньясы были очень волнующими для меня, я буквально дрожала от происходящего. Гуру открывает природу любви, твою природу. И понять ее можно путем медитации. Медитация – это покой ума, прекращение мыслей, отречение от эго. Я хочу стать на этот путь осознанно и после Шри-Ланки возвращаюсь в Индию к Мастеру на сатсанги. И, возможно, саньяса случится для меня уже в апреле, а может, и не случится: это выбор Существования, а не мой.

Самый сложный экзамен заключался в том, чтобы стать свободной от самой себя, от иллюзий и идей, от которых была зависима. Безусловно, я бы хотела снять клип о своих ощущениях, чтобы каждый более четко смог соприкоснуться с тем, о чем я говорю, и стать на волну сопереживания, как серфер. Но пока вы видите здесь только фото, можете включить тот же трек The Blaze и отдаться именно тем эмоциям, импульсам, движениям, что возникают с первых его нот.

_______________________

Текст: Екатерина Кононенкова. Фото: Юлия Протопопова
Fashion Collection Беларусь, март 2020, № 3 (77)

Смотрите также