С любовью к фотографии

Майя Кацнельсон

В конце января в Минске открылась выставка мэтра советской и израильской фотографии Льва Бородулина, приуроченная к 95-летию классика и открытию ХХIII Зимних Олимпийских игр. Fashion Collection побеседовал с куратором выставки Майей Кацнельсон, которая по совместительству является и куратором масштабной коллекции фотографий Borodulin Collection, о творчестве гения, его уникальном видении и о специфики кураторства


Мы познакомились с Сашей (Александр Бородулин, известный фотограф, сын Льва Бородулина. Прим. Fashion Collection) в 2011 году. Он тогда приехал в Минск с идеей фотографического проекта. Я впервые в жизни откликнулась на приглашение прийти на кастинг — видимо, сработала интуиция. Но подойти смогла только на следующий день, ассистенты уже разъехались, поэтому у нас было время и возможность пообщаться. Я поинтересовалась, кто он такой и чем занимается. Увидела его работы – совершенно потрясающие, я очень люблю его творчество, его репортажную съемку 70х-80-х годов. Уже тогда я занималась организацией различных событий, и мы сделали выставку «Александр Бородулин. Ретроспектива. Часть1» в Минске. Она была очень успешной: количество посетителей побило все рекорды Художественной галереи Университет культуры во Дворце Республики, была удостоена PR-премии года.
Тогда же я увидела и снимки военного времени из семейной коллекции Бородулиных. Это шедевры, созданные величайшими фотографами буквально на грани жизни и смерти. Проект «Успеть показать…» мы реализовали в год 70-летия Победы в музее истории Великой Отечественной войны, затем показали в Санкт-Петербурге в галерее KGallery. Он получил множество приглашений и откликов, продлевался на месяц по просьбам посетителей. Я работала над ним со своей коллегой Надеждой Кухаренко, и это именно тот случай, когда кураторская работа придала еще большей пронзительности, донесла до зрителей нужную идею: война не заканчивается Победой – она заканчивается разрушенными жизнями. Среди тех, кто ее пережил, нет побежденных и проигравших, но есть исковерканные судьбы. Название — слоган коллекции Бородулиных, который приобрел в рамках проекта новое значение: успеть показать, чтобы задуматься сейчас и не повторить никогда.
Так я стала ближе знакомиться с коллекцией, все больше влюбляться в нее, проживать каждую тему, каждую работу. Мне доставляет невероятное удовольствие работа с ней: это возможность быть причастной к творениям гениальных мастеров.

 

Borodulin Collection – одна из крупнейших в мире коллекций классической советской фотографии, в которую входят работы таких мэтров, как Евгений Халдей, Макс Альперт, Яков Халип, Борис Игнатович, Александр Родченко, Эммануил Евзерихин и многих других. Фотографии Лев Бородулин начал собирать после войны, которую прошел от Москвы до Берлина, — сначала создавал фотолетопись своего полка по поручению командования. Это принесло возможность лично познакомится с лучшими мастерами Cоветской фотографии, они с удовольствием делились своими снимками и рассказами. Так начиналась его коллекция. В 80-х к нему присоединился сын, Александр Бородулин, вместе они спасали бесценные работы от забвения, скупая архивы и приобретая оригинальные отпечатки у фотографов и их семей. В то время коллекция приобрела по-настоящему широкий размах и пополняется и поныне.
Я искренне радуюсь вместе с Сашей, когда он находит что-то новое: коллекция огромная, и, чтобы ее всю разобрать, понадобится не один год. Это придает некий эффект таинственности: не знаешь, какие еще сокровища предстоит открыть.

Лев Бородулин был в первую очередь художником. И по образованию, и по убеждению. Его интересовало искусство, а не политика. Он был последователем школы Родченко, который проповедовал нетривиальные ракурсы и четко выстроенную композицию. В то время фотография, как и другие области искусства, подчинялась идеологии и пропаганде. Спортивная тематика, чуть ли не единственная, давала возможность творческого самовыражения, ибо движение — суть самого спорта, здесь сложно придерживаться каких-то канонов. Он вглядывался в красоту движений, тонко улавливал человеческие эмоции. Мастерство построения кадра, выверенность и сбалансированность композиции, удачно расставленные акценты и переводили его репортажную фотографию в сферу высокого искусства.

Я никогда не ограничивала себя рамками какой-то определенной профессии. Есть тип людей, который называется «проектор», — вот я к ним отношусь. Я чувствую, в какое русло нужно направить дело и энергию, людей, которых нужно привлечь и замотивировать. И именно кураторство вбирает в себя разные формы деятельности — быть организатором, продюсером, художником в какой-то степени. Один из проектов, над которыми я сейчас работаю, связан с исследованиями — могла ли я подумать, что буду с азартом и удовольствием сидеть в пыльных архивах, вычитывая старые документы?
Готовясь к выставке я стараюсь досконально изучить тему, чтобы дать зрителю возможность узнать для себя что-то новое, — выяснить историю каждого снимка или экспоната, проверить достоверность растиражированной информации. Как правило, находится много неточностей. На выставке Льва Бородулина у нас есть примечательные истории, связанные с фотографиями, QR-коды, по которым можно прочитать о выдающихся спортсменах на снимках, биография автора. Хотя, конечно, работы настолько сильные, что вызвали бы восхищение и без всего этого. Но в том-то и состоит работа куратора — оформить их в свое видение. Для меня важно, чтобы всегда было подходящее звуковое и видео сопровождение, создающее атмосферу. Это позволяет человеку, даже далекому от искусства, больше проникнуться темой.

 

Мне сложно говорить о фотографии в целом, я работаю именно с этой коллекцией, вижу какую-то особую прелесть в советских фото, восхищаюсь мастерами той эпохи. Оценить фотографию очень сложно, если говорить о фотографии как произведении искусства, тут много факторов — это требует комбинации объективной информации и субъективной оценки. Но главное, как ни банально, она должна «цеплять» и быть красивой и сильной по подаче.

Я думаю, что влюбленным надо быть в принципе в свою работу, иначе очень сложно чувствовать себя счастливым. Мои проекты сами меня находят. Это какое-то стечение обстоятельств, возможности, которыми я умею пользоваться. Конечно, реализация проектов и их развитие требует усилий, но мне это доставляет удовольствие.

P.S. На следующей неделе ищите на сайте занимательное интервью с сыном Льва Бородулина, Александром Бородулиным, так же фотографом.

Текст: Анастасия Карасёва. Фото: Borodulin Collection

Смотрите также