Философия стиля

Философия стиля

Fashion Collection побеседовал в Париже с инфлюенсером и персональным стилистом Катей Рок о ее работе, новостях модной индустрии и социальных сетях


 

Fashion Collection: Сейчас в Париже проходит Неделя моды. Вы уже успели посетить показы, шоу-румы?

Катя Рок: У меня бывает настроение почувствовать этот хаос, тогда я прилетаю в Париж на Fashion Week. Хожу по шоурумам, там представлено много моих друзей: Ксения Шнайдер, Леся Небо и сестры Рубан. Завтра идем на показ Антона Белинского, это украинский дизайнер. Он в этом сезоне стоит в рамках основного расписания между Sacai и Giambattista Valli. Правда, локация находится между двух вокзалов в отеле. Мне интересно, как это будет происходить, мне кажется, это жесть.

F.C.: Как вы относитесь к стритстайлу?

К.Р.: Я уже давно не готовлюсь к стритстайлу. Раньше целенаправленно ездила для этого на Неделю моды: ходила на все показы и меняла одежду. Сейчас, мне кажется, эра стритстайла прошла. Фотографируют тех, кого нужно фотографировать, особенно на больших показах. Я была на стритстайле Balmain, и там фотографировали тех, кто одет в Balmain, или тех, кого знают. В принципе, это всегда было, но сейчас стритстайл стал более коммерческим.

F.C.: Но вы используете фото стритстайла в обзорах на YouTube канале 2 Trendy.

К.Р.: Для обзоров это интересная история, потому что легко рассказать, как девушка выглядит, какие сочетания использует, какие ошибки делает. Следя за ней в Instagram, мы приблизительно понимаем ее типаж, фигуру и рост. Я ненавижу видео про тренды. Поэтому мы через призму стритстайла транслируем тренды и то, как мы советовали бы их применять в реальной жизни. В целом, стритстайл уже рудимент fashion-индустрии. Еще что заметила: все, кто ходит на стритстайл, одеваются неестественно, я вижу, что им некомфортно в своей одежде. Большинству блогеров дают вещи в пресс-офисах. Понятно, что надевают такие вещи, которые в обычной жизни они носить не стали бы. Поэтому мне больше нравится ездить в Париж на Неделю моды: здесь много людей из индустрии, которые одеваются гораздо круче звезд стритстайла, потому что у них есть свой стиль. А у звезд стритстайла на каждом показе новый стиль. Они выглядят не к месту. Если смотреть на мой стритстайл несколько лет назад, то это выглядело примерно так же, но тогда считалось, что это нормально. Сейчас я этого не понимаю. Одеваться так, как я бы не оделась в жизни, не хочу.

F.C.: Чей стиль вам импонирует?

К.Р.: Могу сказать, что мне нравятся нетривиальные блогеры. Мне надоело следить за теми, кто одевается как все. И сейчас мои любимые блоги в Instagram – @alwaysjudging, @accidentalinfluencer и @double3xposure. Но и они на показы одеваются специально, а в Instagram демонстрируют свой настоящий стиль. Стритстайл стал ярмаркой продаж будущих коллекций брендов, и это не так интересно.

F.C.: Следите за текущими показами?

К.Р.: Смотрю, но не могу сказать, что все. Я уже давно перестала делать выборку, следить на Vogue Runway за каждым новым показом. Это немоя работа, я больше слежу за инсайдами и визуалами с Недели моды и поэтому просматриваю Telegram-каналы, где это обсуждается. Я знаю, например, что на последнем выходе показа Celine всех моделей перепутали. Мне, скорее, это интересно, нежели отсматривать 150 луков никому уже не нужной одежды. Есть перенасыщение и усталость. Одежды стало так много. Мы ходили по шоурумам – это шок, огромное количество брендов, и я понимаю, что это только часть. Нереальная конкуренция – это раз, перенасыщение рынка – это два. И это все вторичное зачастую. Очень мало дизайнеров, которые делают что-то уникальное. При этом сейчас не работает одежда как искусство, сейчас работает коммерция – логотипы на футболках и так далее.

F.C.: Кто из дизайнеров, на ваш взгляд, имеет уникальное видение?

К.Р.: Из французов – Симон Порт Жакмю. Мне нравится то, что делает британский дизайнер Джонатан Андерсон, я люблю Jil Sander. Сейчас там работает дизайнер из-под крыла Фиби Файло, точно так же, как и Дэниел Ли – новый дизайнер Bottega Veneta. У меня тоже сейчас такое настроение, я ухожу в минимализм. Мне, конечно, тяжело пройти мимо маленькой яркой сумки Jacquemus за кучу денег, но я пытаюсь. Уже четвертый день в Париже, а купила себе пока только iPhone и кольцо Dior. Раньше я много покупала, потому что Париж очень настраивает на покупки. В Берлине, например, все носят черное, людям безразлична одежда, и у меня там нет настроения что-то покупать. Хотя сейчас и в Париже настроения особо нет. Плюс идет Неделя моды, заходишь в Saint Laurent – тебя просто толкают. Ждешь продавца-консультанта по 15 минут. Мне даже в Dior упаковали кольцо в стиле, как я это называю «fashion week package», без ленточек, в общем, не парились.

F.C.: Лучший город для шопинга для вас?

К.Р.: Разрываюсь между Парижем и Стокгольмом. Приезжаешь в Париж, и хочется купить много вещей с парижской эстетикой, с парижским флером. Возвращаешься, и думаешь, куда это надеть. Самая ходовая вещь у парижанки – жакет. В Петербурге ты можешь надеть жакет пять дней в году, а Стокгольм – это наш город по погоде. Там легче и удобнее покупать.

F.C.: Какой этап персонального сопровождения для вас самый любимый?

К.Р.: Даже не знаю. Наверное, так как я перфекционист, это завершающий этап – когда мы собираем луки, потому что тогда у меня складывается большая картинка, которую я придумала для человека. Сначала мы разбираем гардероб и убираем лишнее, потом идем на шопинг и покупаем вещи, которые должны вписаться в то, что уже есть. И следующий этап – все купленное собирается в образы и фотографируется. Тогда я понимаю: моя работа сделана, все вещи между собой работают. И испытываю кайф, когда клиент понимает, что у него самого бы это никогда не получилось и за что он заплатил деньги.

F.C.: Как вы относитесь к масс-маркету?

К.Р.: Достаточно хорошо. Даже для клиентов, которые одеваются только в люкс, я все равно миксую дорогую одежду с масс-маркетом. Могу составить классный шопинг-лист из масс-маркета. Я нахожу классные пальто, хорошие рубашки и джинсы. В этом просто нужно жить и ориентироваться, потому что та же Zara предлагает огромный ассортимент одежды, которая часто меняется – каждые две недели приходит что-то новое. Поэтому я люблю и Mango, и H&M, и Zara. Если говорить про масс-маркет выше, то это & Other Stories и Massimo Dutti.

F.C.: Как вы относитесь к тому, что Демна Гвасалия ушел из Vetements?

К.Р.: Спокойно, потому что не понимаю пока, куда он ушел. Не думаю, что у них конфликт с Гурамом (Гурам Гвасалия. – Прим. FC), потому что, можно сказать, он создал этот бренд. Демна креативный человек, и он делал, на мой взгляд, постметаиронию на Martin Margiela. А Гурам это продавал и создавал хайп. Я считаю, что много людей хорошо поют, но если у них нет классного продюсера, то они будут петь в переходе. Дружба, знакомства, продвижение – это все маркетинг. Пока не понимаю: либо у Демны сменился контракт с Balenciaga, либо, возможно, хотят купить бренд конкуренты Kering, и его попросили уйти. Самая банальная версия – он просто бежит с тонущего корабля, потому что Vetements – это отвратительно. Смотреть на это без крови в глазах нельзя. Я думаю, что капитализация у бренда пока хорошая, но уверена, когда Демна объявил о своем уходе, акции упали. Однако стоимость бренда достаточная, чтобы можно было его продать и заработать на этом. И радуюсь, что Вирджил Абло ушел в отпуск. Он объявил, что устал, и даже не вышел на поклон на последнем показе. Надеюсь, он вообще прекратит быть дизайнером.

F.C.: Как относитесь к Balenciaga?

К.Р.: Это самый прибыльный бренд у Kering, его обожают азиаты. Но с другой стороны, люди из индустрии ненавидят то, что Демна сделал с Balenciaga. Лично мне, как персональному стилисту и потребителю этой индустрии, все равно. Я не сноб и не жалуюсь. Многие недовольны тем, что Мария Грация Кьюри «сделала из Dior Zara». Но зато у нее крутые продажи, потому что это можно носить, а у Saint Laurent шикарное шоу, очень красивые платья по 10.000 €, и что? Кто это носит? Сегодня одежды такое количество, что людям сложно ориентироваться, поэтому они и платят мне.

F.C.: У вас очень классные YouTube и Instagram. Много сил на них тратите?

К.Р.: Ведение социальных сетей – это часть моей работы. В противном случае я бы не хотела следить за тем, как живут другие люди, и не занималась бы социальными сетями. Мне было бы приятнее поехать за город или просто гулять у озера. Я не тщеславный человек, ненавижу выступать на публике, стараюсь как можно реже с этим взаимодействовать. Крайне редко соглашаюсь и только за очень хороший гонорар, потому что все знают – на публичных выступлениях я страдаю.

F.C.: Неожиданно, ведь вы суперактивны в социальных сетях.

К.Р.: Я учу своих студентов делать только то, что комфортно и не напрягает. Мне комфортно много снимать и фотографировать, выкладывая результаты в соцсети. Я это делаю для себя, а не для других. У меня есть хештеги, и они сделаны, чтобы мне было удобнее ориентироваться. То, что другим людям это нравится, мне доставляет радость. Считаю социальные сети своим дневником, то же самое и с YouTube. У меня не было стратегии сделать канал, чтобы привлечь клиентов, я только потом поняла, насколько мне это помогло. Просто потому, что по инстаграму не видно, какой я человек, как разговариваю и что люблю.

F.C.: Что вас вдохновляет, помимо модной индустрии?

К.Р.: Я просто потребляю все вокруг: чаще всего это путешествия и культуры стран, в которые я езжу. Люблю природу, люблю ездить в Финляндию, снимать там домик у озера в лесу. Восхищаюсь Скандинавией, их культурой, особенно литературой – читаю много скандинавского нуара. Смотря их сериалы, визуализирую стиль, мне нравится, как они одеваются. Люблю их еду.

F.C.: Ваше отношение к одежде?

К.Р.: Есть какие-то стилеобразующие элементы, которые идут со мной по жизни. Я каталась на скейте и сноуборде, тусовалась с футбольными фанатами. Наверно, поэтому я все время в кроссовках. Худи и тренч ношу столько, сколько себя знаю, потому что это стиль британских хулиганов, это та эстетика, которая мне близка. Хотя всего несколько лет назад это стало модно. Но, естественно, ты растешь, взрослеешь и меняешь какие-то элементы. Многие вещи трансформируются со временем, что-то уходит, что-то появляется. В целом, мои ежедневные луки отражают мое настроение.

F.C.: Какие у вас цели на ближайшее время?

К.Р.: Я вообще учу не ставить цели. Потому что самое страшное, что есть в психологии, – это неоправданные ожидания. Вот ты поставил цель, не достиг ее – и ушел в депрессию. Считаю, что цели не нужно ставить, нужно прописывать желания. Не очень конкретные, без дедлайнов. Как говорится, не все проблемы нужно решать, некоторые отваливаются сами собой.

«Я учу своих студентов делать только то, что комфортно и не напрягает».

_______________________

Текст: Ксения Романова. Фото: предоставлены Катей Рок
Fashion Collection Беларусь, октябрь 2019, № 10 (73)

Смотрите также